Егорьевск

Каждый из провинциальных городов имеет свою историю, своё очарование, свои традиции, секреты. Они разные по архитектуре, по характеру жителей. Если большие города открыты большому миру и у них нет границ, провинциальные города в основном закрыты от внешнего мира. В них нет суеты, бесконечного потока людей и машин. Но есть гостеприимство, доброжелательность.

Многие достопримечательности и природные объекты являются предметом исследования туристов, краеведов и историков. Чтобы увидеть всю истинную красоту и разнообразие подмосковного края понадобятся годы, а может и десятки лет. Многие города сохранили старинные архитектурные постройки, памятники природы.

Чтобы лучше понять и прочувствовать уникальность каждого города, надо обязательно заранее узнать о нём, познакомиться с его историей. И тогда встреча с ним будет как со старым знакомым, которого просто давно не видели, и город раскроется совсем с другой стороны.

Один из таких удивительных уголков Подмосковья - Егорьевский край и его главный старинный и уникальный город Егорьевск, город областного значения. В Егорьевском районе сохранились в первозданном виде многие природные ландшафты, безвозвратно нарушенные в других местах Московской области. Район славится своими хвойными и смешанными лесами, обширными болотами, многочисленными реками и озерами.

В Егорьевских лесах и болотах сохранились многие виды растений, которые навсегда исчезли в других районах Подмосковья. 23 вида представителей флоры этого района занесены в Красную книгу РФ.

В заповедных местах района встречаются волки, кабаны, лоси, зайцы, еноты, белки, горностаи, бобры. Здесь гнездятся кулики, рябчики, тетерева, утки, глухари. На болотах обитают занесенные в Красную книгу серая цапля, орлан-белохвост и скопа.

Многочисленные реки и озера Егорьевского района отличаются разнообразием ихтиофауны. Здесь водится щука, плотва, окунь, голавль, налим, язь, карп.

Егорьевск расположен в Средней полосе России, и погода здесь примерно такая же, как и в Москве.

Егорьевск расположен примерно в 110 км к юго-востоку от Москвы в Мещёрской низменности, на реке с красивым музыкальным названием Гуслица, притоку реки Нерской.

Город связан со столицей прямой автодорогой Москва - Касимов. Добраться туда можно от автостанции у метро «Котельники» на автобусе 325 за два часа, который отъезжает каждые 30 минут.

Если ехать на машине, то можно ехать по Рязанскому проспекту через микрорайон Жулебино, и далее по трассе Р-105. После Люберец повернуть на Томилино и далее по Егорьевскому шоссе через Красково на Гжель, мимо Ильинского Погоста прямо в Егорьевск. Въедете в город с севера, по улице Владимирской. От автовокзала Егорьевска до начала центральной улицы Советской можно дойти пешком минут за десять.

Путь проходит через мост реки Гуслица. На противоположной стороне начала главной улицы всех встречает белоснежная скульптура молодой женщины с отрезом ткани в руках, символом текстильной биографии Егорьевска. Поворачиваем направо и начинаем путь по историческому Егорьевску.

Его центральная часть сохранила первоначальную планировку, в которой радиальная структура расходящихся от городской площади улиц сочетается с квартальной планировкой.

У города особый архитектурный стиль. Центру Егорьевска удалось сохранить свой облик провинциального мещанско-купеческого городка, памятника градостроительства конца 19 – начала 20 веков, и который считался в то время одним из самых благоустроенных городов Рязанской губернии.

Здания в основном двухэтажные, кирпичный низ, деревянный верх или целиком кирпичные или деревянные, не перестроенные, а реконструированные. Многие из них в таком же виде можно увидеть на старых фотографиях в музеях города. Сохранились и дома с кружевными наличниками и ажурными фризами. Небольшие размеры города позволяют передвигаться по Егорьевску пешком.

Советская - главная улица Егорьевска, протянулась с севера на юг на 5километров и, пройдя по ней, можно увидеть практически все достопримечательности города.

В начале улицы современная жилая застройка. Там же местный Центр социального обслуживания «Журавушка», территория которого поражает своим идеальным благоустройством и чистотой. У входа в здание фонтан с двумя изящными нимфами.

Далее Парк культуры и отдыха «Пегас», вокруг которого железная ограда советских времен. На территории парка несколько детских аттракционов и фонтан. Из новинок здесь есть зона воркаут, где каждый желающий может потренироваться на тренажерах прямо на свежем воздухе. Рядом Центр культуры и досуга «Пегас».

С правой стороны примыкает улица Профсоюзная. Если пройти по ней, то можно увидеть сооружение, своими очертаниями напоминающее сказочный рыцарский замок, в стиле английской викторианской готики, украшенный затейливыми башенками разных типов и размеров. Здание было уникальным по тем временам даже для столицы.

Это филиал Станкина, ранее Электромеханическое училище имени цесаревича Алексея. Это здание и прилегающие к нему дома архитектор Иван Барютин возводил среди болот, и получил редкую возможность не привязывать здания к существующей застройке, а проявить всю свою творческую фантазию. Это красивое здание построено в 1907-1909 годах. Раньше это училище считалось лучшим в своем роде учебным заведением в Российской империи того времени.

Это единственный сохранившийся памятник федерального значения в Егорьевске. В 1996 года филиал МГТУ «Станкин» в городе Егорьевске переименован в Егорьевский технологический институт (филиал) Московского Государственного Технологического Университета «Станкин».

Иван Тимофеевич Барютин архитектор, который в основном создал облик Егорьевска. Его постройки узнаваемы и в чём-то перекликаются друг с другом. Почти тридцать лет длились дружба и сотрудничество московского архитектора Ивана Барютина с именитыми купцами Бардыгиными. А Никифор Михайлович Бардыгин был в то время главой города.

Барютин проектировал церкви в псевдорусском стиле, а гражданские здания в популярном на стыке веков стиле модерн. Таким образом построен ряд замечательных зданий города: затейливые башенки Свято-Троицкого монастыря, колокольня Александро - Невского собора высотой 67 метров, комплекс зданий бывшего электромеханического училища, здание Общества потребителей (почтамт), дом для священников («поповский дом») на улице Тупицына, перестройка, изменение фасадов и интерьеров главного дома усадьбы Н.М. Бардыгина, на Октябрьской улице 62/7.

С его работой можно познакомиться и в Москве. В начале 20 века Михаил Никифорович Бардыгин приобретает на имя своей жены Глафиры у вдовы Алексея Бахрушина особняк в Москве на Воронцовом поле. Барютину поручают перестроить здание. Свой проект архитектор выдерживает в стиле модерн. Ограду украшают вазоны-светильники, обвитые змеями. Из-за этого этот дом получает неофициальное название «дом беседующих змей».

В наше время в этом шикарном здании находится посольство Индии и резиденция посла.

Продолжая путь по правой стороне Советской, обратить внимание на огромную корзину, изящной металлической конструкции. Эта необычная композиция известна даже за пределами города, так как она единственная в мире. Вероятно, её можно назвать памятником. Что она символизирует неизвестно, но является достопримечательностью города. Раньше здесь была площадь Революции, на которой в советское время стояла скульптурная группа «Ленин с солдатом и матросом». Эту группу перенесли на дорогу Москва-Егорьевск - Касимов, у заправки, на въезде в город. В народе его называют «На троих».

На углу Советской и Алексея Тупицына в двухэтажном каменном здании, ранее принадлежащем купцу Кулакову, находится краеведческий отдел Егорьевского историко-художественного музея. Вся экспозиция посвящена истории города, событиям, происходившим в нём, быту людей этого края. Среди множества экспонатов музея, представляющих особую историческую ценность, некоторые являются уникальными: одежда, головные уборы, домашняя утварь, разные деревянные предметы мебели, старинные изделия из металла, керамики и стекла.

Пройдя вдоль улицы Алексея Тупицына выходим на улицу Октябрьская. Поворачиваем налево и вскоре на пересечении с улицей Островского появится небольшая Церковь Казанской Иконы Божьей Матери. Она находится на историческом месте - основании села Высокого, исторического предшественника города, где некогда стоял первый храм – Георгиевский, ныне не сохранившийся.

Иконостас и полы в алтаре церкви выполнены из мрамора. В 2006 году в храм была возвращена драгоценная и памятная икона-складень св. Георгия Победоносца после долгой утраты. Она чудом был спасена вместе с другими иконами сыном протоиерея Василия Бармушкина Константином и хранилась в их доме.

Церковь знаменита и своим необычным соседством – издавна здесь располагается городской острог. При ее строительстве в подвальной части был устроен еще один храм. Этот храм не имеет связи с внешним миром, так как он предназначен только для заключенных и соединяется подземным ходом со следственным изолятором.

Подземная церковь освящена в честь святителя Николая и служит утешением для осужденных.

Егорьевская тюрьма, построена по Указу Екатерины в 1785 году.

Напротив изолятора находится один из архитектурных шедевров Егорьевска – здание бывшей прядильной фабрики братьев Хлудовых, крупнейших фабрикантов России.

В Егорьевске всегда было развито кустарное ткачество, которым занимались практически в каждой избе. 8 ноября 1845г. на левом берегу реки Гуслицы была пущена прядильная фабрика братьев Хлудовых. Фабрика была оснащена английским оборудованием, были приглашены и английские инженеры, которые построили целый городок из викторианских по форме краснокирпичных домиков, складов. Поэтому и сама архитектура башни – маленькое подобие Биг - Бена с настоящими часами. Башня с часами получила народное название "Егорьевский Биг - Бен".

Часы на одной из сторон башни отсчитывают время в обратном направлении. Сейчас бывшие цеха приспосабливают под офисы и склады.

ООО «Егорьевский Текстиль», который является одним из крупнейших текстильных предприятий России, находится недалеко от «хлудовского» здания на улице Парижской Коммуны, 1Б.

Если идти по улице Парижской Коммуны вдоль корпусов мануфактуры, то справа будет бывшее «хлудовское» народное училище 1895 года. Сейчас это Егорьевская гуманитарная гимназия.

Далее, если пройти через арку между домами, то увидим бывшие казармы для рабочих хлудовской фабрики. Теперь это жилые дома.

В Русаковском переулке сохранился многоподъездный деревянный дом№3, построенный в 1917 году для рабочих фабрики. Дом до сих пор жилой.

Дальше вновь идти по улице Октябрьской до пересечения с улицей Александра Невского. Поворачиваем налево и идём вдоль этой улицы. Проходим площадь Александра Невского, а за ним, на пересечении с улицей Карла Маркса стоит Собор Александра Невского, который является главным символом города.

Это величественное светлое и нарядное здание в русском стиле, увенчанное пятью позолоченными куполами. Поражает и роскошь внутреннего убранства в золотисто - голубых оттенках. Иконостасы сделаны из липы в византийском стиле, массивные паникадила, изумительные подсвечники, хоругви и лампады. Храм возведен в память о спасении императора Александра II от рук злоумышленников, покушавшихся на его жизнь. Он был возведён по инициативе городского главы Никифора Михайловича Бардыгина, у которого Александр II был кумиром.

Проектировал церковь рязанский губернский архитектор Николай Николаевич Вейс. Во время строительства храма по техническому упущению лопнули связи в четырех главных арках. К этому времени Вейс умер, а его преемники не знали как спасти сооружение и предложили разобрать храм. Спас сооружение известный московский архитектор Александр Степанович Каминский. Приложив к четырем основным столбам храма пилястры, которые поддерживают устойчивость всего сооружения, вывел на них арки и продолжил строительство.

9 сентября 2011 года в Александро-Невский храм была перенесена частица мощей святителя Мелетия Рязанского. Ковчег с частью святых мощей установлен на солее перед иконостасом центрального алтаря.

Дальше продолжать идти по левой стороне улицы Карла Маркса. Вскоре можно увидеть на Ленинской улице главный мемориал в городе – Вечный огонь и мемориалу погибшим землякам от немецко-фашистских захватчиков в 1941 – 1945 годах.

Дальше на улице Карла Маркса Старообрядческий храм Святого Георгия Победоносца, возведённый в 1887 году.

Это один из крупнейших старообрядческих храмов России. В прошлом Гуслицкий край называли «Старообрядческой Палестиной», так как здесь жили преимущественно старообрядцы, бежавшие сюда от стрелецких бунтов, гонимые за старую веру. Раньше Егорьевск, всегда был центром старообрядчества.

Прихожанами храма являются как жители Егорьевска и его окрестностей, так и жители соседнего Воскресенского района, где много старообрядческих селений, в которых с 30-х годов нет ни одного подобного храма. Приезжают помолиться и старообрядцы-москвичи. При храме действует воскресная школа.

Продолжая движение по улице Карла Маркса, поворачиваем на улицу Парижской Коммуны. Там памятник Ленину, который стоит на Советской площади. Говорят, что это единственный памятник, который имеет наиболее точное портретное сходство с персонажем. Установлен в 1927году.

Советская площадь находится на Советской улице. Поворачиваем направо и рядом кафе «Чай&Кофе», где желательно передохнуть, так как дальше предстоит сказочное путешествие по знаменитому и уникальному Егорьевскому историко-художественному музею. Там обычно проводят ни один час.

Музей называют «Малым Эрмитажем».

Не все туристы обычно посещают музеи. Но это тот случай, когда сделать это надо обязательно. Это, пожалуй, одно из основных сокровищ Егорьевска.

В 2010 году музей вошёл в список тридцати лучших музеев Европы.

Он расположен в одном из самых красивых зданий города, которое было построено в середине 19 века егорьевским купцом второй гильдии Федором Никитиным. Фасад дома имеет строгие, классические черты, украшен полуколоннами, портиками, лепными украшениями, арочными окнами, балконом с кованой оградой.

Это старейший музей Подмосковья был основан в 1911 году текстильным фабрикантом Михаилом Никифоровичем Бардыгиным, сыном знаменитого главы города Никифора Михайловича Бардыгина. Музей первые экспонаты получил из антикварного магазина Владимира Постникова, которому и принадлежала инициатива создания музея. Развитие музея продолжалось благодаря содействию всех членов семьи Бардыгиных. Пополнялся музей за счет закупок в антикварных магазинах и частных коллекциях по всей России.

В роскошном и праздничном, стиле выполнены интерьеры музея. Стены музея от пола до потолка покрыты традиционной для этих мест Гуслицкой росписью. В музее собрана уникальная коллекция предметов русской старины.

Коллекция очень разнообразна: стекло, керамика, металл, дерево, ткань, иконы, портреты, старинные книги и т.д.

Экспозиция ошеломляет не только своей красотой, но и необычностью его представления. Всё тщательно продумано и скомпоновано. В коллекциях – ничего скучного и лишнего. Великолепная коллекция цветного стекла и хрусталя русских заводов 18-начала 20 веков. Музей живой. Внешне витрина выглядит как обычная выставка гравированного, цветного стекла и хрусталя. Но стоит подойти к ней – и заработает хитроумная светоакустика. Приближая и удаляя ладони, можно рисовать световым лучом по бокалам и вазам, создавая собственные цветовые поэмы. Предметы отзовутся нежным хрустальным звоном, сливающимся в чистые музыкальные фразы.

Настоящий концерт хрусталя. Стоять у этой витрины и взрослому человеку можно очень долго, а детей уж и вовсе не оторвать. К тому же есть возможность в игровом варианте изучить экспонаты. За это нововведение музей победил в конкурсе «Меняющийся музей в меняющемся мире». Необычны экспонаты. Например, бокал для шампанского высотой в 45 см, украшенный золотыми гирляндами и букетами и надписью «Пан или пал», вероятно для гусарской пирушки, водочный штоф, усеянный мелкой нечистью и снабженный мудрой надписью: «Пей, увидишь чертей».

Экспонаты перемежаются сюрпризами, диковинами, обманками и потешками. Например, бокал, который если перевернуть превращается в графинчик. Когда в прозрачный сосуд-бочонок в виде медведя наливается жидкость, то создаётся полная иллюзия, что в бочонке плавает муха. Сосуд, выпить из которого невозможно, не зная секрета, масленка в виде буханки хлеба, калача и жареной курицы, уникальный двустенный стакан работы А.П.Вершинина. В нем между двойных стенок удивительным образом вплавлен миниатюрный пейзаж из мха и цветных щепочек. Некоторые купеческие забавы можно испытать и на себе.

В одном из залов стоит занимательный сундук с загадками. Там представлены предметы, о назначении некоторых не все знают. Чтобы узнать об этом, надо нажать соответствующую кнопку. Например, для чего использовали щипцы-паж, какие орехи мог расколоть бронзовый «Бисмарк», что такое съёмцы и т.д.иБогатейшей коллекции сокровищ из стекла и фарфора, могут позавидовать многие столичные музеи.

А в зале у самого выхода стоит волшебное зеркало. Если долго любоваться собой, то свет гаснет и там оживают персонажи прошлых лет, и даже предложат чашечку чая. Если решиться отреагировать на просьбы жителей потустороннего мира – то ждёт сюрприз, а если нет – изображение медленно растает. Музей победитель многих конкурсов, удостоен многих премий. Егорьевскому музею был вручен диплом за высокое общественное качество музейной деятельности. При музее работает художественный салон, где можно приобрести изделия знаменитых центров народных промыслов.

Недалеко памятник фабриканту Давиду Хлудову, одному из братьев хлудовской династии. В 1857 году Давыд Иванович был выбран городским головой Егорьевска, на котором пробыл до 1861 года. Человек глубоко религиозный, он оставил семейное ткацкое дело и всю свою жизнь посвятил благотворительности. Всё свое многомиллионное состояние пожертвовал на строительство и реставрацию монастырей и храмов. Продав свой трехэтажный каменный дом на Большой Ордынке, переселился на окраину города и последние пять лет прожил как отшельник и умер в бедности.

Далее улицу пересекает Профсоюзная улица. На ней стоит уже современное четырехэтажное здание во весь торец которого красуется лозунг в советском стиле «Отечество славлю, которое есть, но трижды – которое будет!».

За ним возвышается белоснежный Свято-Троицкий Мариинский женский монастырь с красной кирпичной оградой. Его размеры и красота впечатляют. Этот монастырь, входит в состав Московской епархии Русской Православной церкви. Возведён в 1880–1890 -х годах.

Ограда монастыря как крепостное сооружение со стилизованными деталями оборонного зодчества: бойницами, сквозными парапетами, круглыми башнями. Трёхпролётные Святые ворота украшены квадратными башнями в два яруса, как у Царской башенки Московского кремля. Необыкновенная замысловатая роспись в стиле 17 века, выполненная на золотом фоне, придаёт архитектуре храма особый оттенок. Для изготовления иконостаса была привезена крымская яблоня. Иконы в храме были написаны на золотом фоне.

В 1880 году Глава города Никифор Михайлович Бардыгин принял решение построить трёхпрестольную каменную Троицкую церковь на городском кладбище вместо холодной деревянной. Супруга Бардыгина Мария Владимировна решает построить монастырь. Она была значительно моложе мужа и, ожидая, что ей когда-то придётся остаться вдовой, планировала провести в нём остаток дней. Но в 1897 году она неожиданно скончалась. Никифор Михайлович продолжил строительство и через три года после смерти любимой жены в 1892 году кирпичный двухэтажный корпус богадельни был открыт.

12 апреля 1899 года открывается женская община, которой было присвоено название Мариинской, в память любимой жены Никифора Михайловича, покойной Марии Владимировны.

Первой игуменьей монастыря назначается монахиня Олимпиада, сестра Никифора Бардыгина, которой он завещал похоронить его там же.

Как и на все обители России, Свято-Троицкий Мариинский женский монастырь был закрыт в 1918 году. На его территории разместили школу авиации, эвакуированную в 1918 году из Гатчины. В 1940 году в нём открыли клуб авиационной школы, с 1947 года – училища гражданской авиации, где проводились дискотеки. На территории монастыря остался небольшой памятник Валерию Павловичу Чкалову, который учился в Егорьевске.

В 2008 году монастырь вновь стал действующим. В Троицком храме монастыря сегодня проходят службы, в монастыре действует воскресная школа «Мариинская», где дети получают знания по Священному Писанию, получают нравственное воспитание, участвуют в паломнических поездках и благотворительных акциях.

В монастыре работает монастырская лавка «Лампада» и пекарня по выпечке вкусного монастырского хлеба и кваса.

Если обойти монастырь с правой сторона, то можно выйти на Нечаевскую улицу, практически в конце которой, находится небольшая действующая Церковь Алексеевская Митрополита Московского (Нечаевская) с яркой синими куполами и зелёной крышей. Предположительно построена в 1911 года.

Храм в псевдорусской стиле, из кирпича, и затем оштукатурен. Церковь имеет форму четырехконечного креста. Одноглавый четверик с двухъярусной шатровой колокольней.

В 1904 году крестьянин деревни Нечаевская Иван Иванович Акатьев обратился в Рязанскую духовную консисторию с просьбой разрешить построить на принадлежавшей ему земле и на свои средства часовню "в память радостного события - рождения государя-наследника цесаревича и великого князя Алексея Николаевича".

Иван Акатьев пожертвовал облигацию, на которую выпал выигрыш в сто тысяч рублей, сумму по тем временам гигантскую. Он без сожаления отдал её на святое дело.

Сюда принесли древний образ святителя Николая Чудотворца.

Главной святыней храма стала икона святителя Алексия, митрополита Московского с частицами его мощей. На обратной стороне иконы сохранилась старинная надпись «Благословение Чудова мужского монастыря» и образ святителя Николая Чудотворца.

Церковь Алексия, Митрополита Московского (Нечаевская) в народе называется Алексеевской по пригородному селу, в память о котором сохранилось название улицы.

Церковь небольшая, вмещает в себя около ста человек.

Алексеевский храм никогда не закрывался. В 1937 году, когда было принято решение закрыть и взорвать храм, прихожане собрались в храме и в течение недели круглосуточно в нем находились, таким образом, сохранив церковь.

Возвращаемся на Советскую улицу и направляемся в сторону автовокзала или просто гуляем по городу.

Сегодня в Егорьевском районе действует около ста предприятий различных отраслей промышленности. Егорьевская кобасно-гастрономическая фабрика, фабрика «Котофей», которая выпускает прекрасную детскую обувь, фармацевтический завод «Гедеон Рихтер РУС», завод «Сен ГобенИзовер», выпускающий теплоизоляционные материалы, предприятие по производству гигиенических и медицинских изделий «Белла», завод «Кроношпан» производит древесно-стружечные и ламинированные плиты. На окраине Егорьевска расположилась большая кондитерская фабрика «Победа вкуса», на которую можно попасть на экскурсию.

Авиационный технический колледж гражданской авиации имени Чкалова В.П. Старейшее учебное заведение, которое готовит специалистов для гражданской авиации. Здесь обучались такие известные летчики, как: Чкалов В.П., Шестаков С.А.

В Егорьевске 22 декабря 1937 года родился писатель, сценарист Эдуард Николаевич Успенский, которого мы знаем как автора детских книг,

Турчанинова, Евдокия Дмитриевна (1870 – 1963) - российская и советская театральная актриса, народная артистка СССР, лауреат двух Сталинских премий первой степени, Гоголева, Елена Николаевна (1900 – 1993) - советская актриса театра и кино, народная артистка СССР.

Из истории Егорьевска

Интересна история города и происхождение названий Егорьевска

Город назван в честь Святого Егория, то есть Георгия Победоносца. Первое историческое название города Егорьевска - село Высокое.

Тысячи лет назад на этом месте жили финские племена - мещера. Название Мещёрская идёт от финно-угорского племени «мещёра», жившего здесь до 16 века. Независимое мещерское княжество просуществовало до конца 14 века. Территория его в то время постоянно уменьшалась из-за продажи земель. И после 1392 года Мещерское княжество уже находится в вассальной зависимости от Московского. Последние сведения о мещерских князьях как о владетелях Мещеры относятся к 1483 году.

Река Гуслица – единственная в России речка с музыкальным названием.

Существует немало легенд об этом. Например, говорят, что вымачивали в реке древесину для изготовления гуслей, или жили здесь словяне вятичи, которые любили играть на гуслях. Когда им надоедало играть, то пускали гусли плыть по реке. Потому она и Гуслица.

Название могло произойти и от древнеславянского «гусл» в значении «колдун». Сам инструмент гусли в глубокой древности был ритуальным, и им пользовались исключительно волхвы и колдуны. Не исключено, что Гуслица – «колдовская река».

В 15 веке возникло село Высокое на правом, высоком, берегу речки Гуслицы. Поэтому и название – Высокое. Село было небольшое, и развивалось оно медленно. Крестьяне с трудом обеспечивали себе скудное существование различными лесными промыслами и земледелием.

Высоцкая область славилась разведением особого сорта хмеля «гусляка». Превосходный крепкий напиток местных пивоваров так кружил голову, что возникла поговорка: «У него в голове гусляк разгулялся».

Село Высокое было центром Высоцкой волости. В неё входило несколько 65деревень и 29 пустошей и селищ.

В 16 веке была построена деревянная церковь. В ней хранилась икона Григория Победоносца. В простонародье Егория, заступника и покровителя.

Деревню Высокое переименовали в село Егорий Высокий, а волость, центром которого оно было, Высоцкой. Часто этот населенный пункт называли просто «Егорий». Был у «Егория», пошел к «Егорию».

Село Высокое имело достаточно выгодное расположение на перекрестке двух важных дорог: Москва - Касимов, Коломна - Владимир. Здесь стали часто проводится ярмарки. Первый Торжок возник еще в конце 16 века. В Высоцкой волости занимались ремеслом, охотой, рыбной ловлей, сбором меда. Выделывали из дерева различную утварь, украшали её орнаментами. Свои изделия несли в село Высокое на рынок. Устанавливались торговые связи села Высокого с Москвой, Коломной, Бронницами.

Пугачевское восстание 1773 - 1775 годов срочно заставило правительство и императрицу Екатерину Вторую коренным образом перестроить местную систему управления. Старая система управления через губернии-провинции, учрежденные еще при Петре I, не могла управлять большими территориями и предотвратить восстание.

И в 1775 году издается закон «Учреждения для управления губернии», в котором детально расписываются функции каждого учреждения как в губернии, так и в уездных городах «для умножения порядка всякого».

При создании многочисленных уездных и губернских городов ставилось целью превратить каждый большой и малый город в крепость с военным гарнизоном и полицейской командой для контроля за состоянием все того же «всякого порядка».

Екатерина Вторая Указом от 24 августа (4 сентября) 1778 года повелела открыть в декабре того же года Рязанское наместничество (губернию) с 12 уездами. В числе прочих назван и Егорьевский уезд.

В начале 18 века такая административная единица, как Мещерский уезд, была ликвидирована, и название «Мещера» применительно к этой территории перестало употребляться.

Село Высокое отвечало всем требованиям уездного центра, и 2 сентября 1778 года по Указу Екатерины II оно было переименовано в город Егорьевск.

Егорьевск стал уездным городом Рязанской губернии. Город появился на карте Российской империи, но городской суффикс «ск» в первоначальной редакции отсутствовал.

Новорожденный город был совсем небольшим. В его 106 дворах проживало 280 душ мужского и 295 женского пола. Основную часть населения составляли купцы и мещане.

Согласно указу от 29 мая 1779 года, каждый город Рязанской губернии должен был иметь и свой герб. В 1779 г. был утвержден герб Егорьевска. Символом Егорьевска стала победа добра над злом – рукой небесного заступника пронзенный змий. В верхней части герба на золотом поле изображены серебряный меч и ножны (часть герба Рязанского наместничества), а в нижней - выходящая из облака рука Святого Георгия, поражающая змея.

Герб был полугласным, поскольку изображён не сам Святой Георгий, а его рука. Гласный или говорящий, выразительный, именной герб – это если один из основных элементов совпадает с названием города, местности, фамилии владельца. Т.е. герб «гласит», говорит о его названии.

Особенность герба Егорьевска состоит еще в том, что на обоих полях - верхнем и нижнем - обнажено оружие - меч и копье, чего не было на гербах других городов.

С названием города связаны легенды, которые утверждают, что Егорьевском город прозвали за сметливость и предприимчивость его жителей.

Например, легенда, в которой, как считается, есть доля правды. Село Высокое было на границе трёх княжеств и их границы не были точно определены. Поэтому с жителей этой местности приезжали собирать подати с трёх княжеств. Со временем Высоцкая область решила наконец прекратить, «объегорть» это дело. Когда к ним приезжали за податями из Москвы, то они заявляли, что они княжества Владимирского. Когда приезжали владимирские воеводы, то им говорили, что он рязанские. А перед рязанскими именовали себя московскими. Поэтому не платили никому, т.е. обманывали или, другими словами, объегоривали. Приезжие купцы шутя говорили, что, мол, Егорьевск происходит от слова «объегоривать».

Но существует и другая версия. По Судебнику Ивана III от 1497 г. крестьянину позволялось перейти от одного помещика к другому только за неделю до Юрьева (Егорьева) осеннего дня - 26 ноября или спустя неделю после этого праздника. Если крестьянину удавалось каким-то образом уйти от помещика раньше установленного срока, то он обычно говорил, что ушел «до Егория». Отсюда и идет слово «объегорить».

В 1780 году Екатерина Вторая утвердила план застройки Егорьевска. В новом плане, в отличии от прежней полукруглой застройки села, были предусмотрены прямые улицы с прямоугольными жилыми кварталами.

Главной улицей становится Московская, ныне Советская. Она была гораздо длиннее двух остальных, и выходила с обоих своих концов прямо в чистое поле. Вид сероватых деревянных домов вдоль всей улицы был мрачен. Дома были чрезвычайно маленькими, несимметричными, чуть не под самую крышу прорубленные окна, слишком высокие с низко спущенными концами крыши. Дворы с тёмными навесами, а ворота всегда, даже днём были закрыты. Не было ни садов, ни огородов из-за песчаной почвы. Над многими воротами, или над калитками висели литые медные кресты «осьмиугольной» формы. Это дома старообрядцев.

С образованием города перед его жителями не стоял вопрос о том, чем им заняться, так как село в основном занималось торговлей. По сведения переписи населения в 1782 году большинство вчерашних крестьян стали купцами.

После опубликования Жалованной грамоты «На права и вольность дворянству», подписанный Екатериной Второй в 1785 году, произошел особый расцвет дворянства, а с ним и всего чиновничества.

С возникновением государственных учреждений в Егорьевске все чиновные места были заполнены людьми из дворянства или грамотными выходцами из других сословий, в том числе из духовенства. Но все основные посты и должности были заняты присланными людьми из Рязани и других городов.

Своих кадров для службы в городских учреждениях Егорьевска вначале не было. Первый предводитель дворянства в Егорьевском уезде появился в 1779 году.

В таком состоянии город и уезд просуществовали 18 лет.

После смерти Екатерины Второй в1796 году её сын император Павел I упразднил Егорьевский уезд, и Егорьевск был превращён в заштатный безуездный город и быстро стал приходить в запустение. Егорьевск был лишен чиновничьих штатов - полиции, уездного суда, казначейства, городничего и приписан к Зарайскому уезду. В городе продолжали действовать лишь городской магистрат, купеческий и мещанский старосты. Купечество стало подстраиваться под торговлю с Зарайском, а все спорные вопросы теперь стали решаться там же.

Земли Егорьевского уезда были разделены между Зарайским и Рязанским уездами примерно по реке Цне.

Когда на российский престол в 1801 г. взошел сын Павла Александр I, то он продолжил начинания своей бабки Екатерины и отказался от целого ряда реформ отца. Указом от 24 апреля 1802 Егорьевск был восстановлен в правах самостоятельного уездного города со всем полагающимся штатом чиновников.

К городской и уездной службе всё больше привлекаются уже местные дворяне.

К этому времени в Егорьевске было уже 220 домов, из которых 179 купеческих и мещанских, 2 дворянских, 39 церковнослужительских и обывательских. Город окружали могучие сосновые леса. Поэтому все постройки были добротными, деревянными. Каменными были только великолепный храм Красный Георгиевский собор, построенный в 1765г., который до наших дней не сохранился, Казанская церковь, построенная в 1790году и Присутственные места.

Став уездным городом, Егорьевск продолжал очень слабо развиваться. Торговля велась преимущественно ярмарочная; торговали хлебом, который привозили из южных уездов и Коломны. Кроме того, торговали хмелем, кожами, деревянной посудой и разными ремесленными мелочами. Население занималось резьбой по дереву, портняжничеством, сапожничеством и др. Резные деревянные изделия местных умельцев были очень популярны.

Воссоздаются местные органы управления. Вновь появляется городничий. Им становится лейтенант флота Яков Исаакович Ганнибал, внук арапа Петра Великого - Абрама Петровича.

Егорьевские купцы не были готовы к созданию промышленных заведений, хотя год от года их число росло и они богатели. Многие, не найдя применения своим капиталам, уезжали из города.

Городские власти, видя, что город растет, ходатайствовали перед правительствующим Сенатом и Межевым департаментом об увеличении площади под застройку. Разрешение Сената было получено, и в 1812 г. был утвержден новый план застройки города.

Однако строительство было приостановлено из-за вторжения войск Наполеона. Вместе со всем народом против французов боролись и жители этого края. Город и уезд вместе с другими городами и уездами страны поставляли рекрутов для армии. В Егорьевском узде дислоцировались Костромское и Нижегородское ополчения.

В Егорьевске для армии шили сапоги, кроме того, собирали сапоги и у населения, для лошадей делали подковы. Армия Наполеона не дошла до Егорьевска. Но в городе были организованы госпитали для раненых. Им было обеспечено питание, лечение, уход.

Нередко жители сел и деревень уезда, объединившись в отряды, брались за оружие и нападали на врага.

Только после окончания войны началось активное строительство. Построили себе дома самые состоятельные купцы, появилась в городе гостиница, трактир, мельница. В нижних этажах домов, в полуподвалах возникли рестораны, харчевни, кофейни, штофные лавочки, питейные заведения. На главной площади был построен дом городничего, уездный суд. На окраине города, у въезда на Московскую улицу, построены полицейские будки. Рядом с ними построена деревянная часовня во имя св.Николая. Каждый въезжающий в город, сойдя с повозки, считал долгом поклониться Никольской часовне и должен пройти проверку у полицейского.

Главным событием в жизни города было начало в 1820 году возведения нового каменного храма во имя Успения Пречистой Богородицы на главной Соборной площади. Строился храм 15 лет. Называли его жители просто Белый. Проектировал храм Осип Бове. Собор был построен в 1839 на деньги трёх самых влиятельных купцов А.Е. Щекина, Х.С. Щедрина, Н.А. Лежнева и других, Деньги они давали не считая. Сколько было нужно. Они понимали, что даруют промысел божий и потому не ждали воздаяния.

Длина собора составляла 95 аршин, ширина 42 аршина, высота колокольни 100 аршин.1 аршин - 71,2 см.

На средства купца Хлудовых в середине 19 века храм был украшен прекрасной живописью, приобретены колокола, самый большой из которых весил 612 пудов. Один пуд – это 16, 4 кг. Много для собора сделал Никифор Бардыгин.

Храм был освещён в сентябре 1839 года. Впоследствии на колокольне с четырёх сторон были вмонтированы большие часы с боем, отбивавшие каждую четверть часа. Звон от большого колокола был слышен за десяток верст.

Это грандиозное сооружение вмещало до 6 тысяч человек, хотя население того времени не превышало и 3-х тысяч. Оно вызывало восхищение у многих приезжающих.

Но одной из главных причин строительства подобного храма было усиление в эти годы борьбы с расколом, побороть старообрядничество величием и красотой православных храмов. Церковный раскол в России в 17 веке стал национальной трагедией.

Недалеко от собора стоял памятник царю Александру Второму. Это был небольшой бронзовый бюст, стоявший на слегка усеченном четырёхгранном пирамидальном постаменте из чёрного камня. Высота этого постамента около 2-3 метров. Памятник пережил революцию и даже эпоху НЭПа, но потом исчез. Говорят, что его спрятали в подвале Егорьевского исполкома.

Белый храм был взорван в 1937 году, как якобы мешавший уличному движению. После взрыва осталась огромная груда кирпича. Но некоторые стены уцелели и пришлось еще раз закладывать взрывчатку. Кирпич пошёл на мощение городских улиц и дороги, которая в то время строилась из Егорьевск в Москву. Разборка кирпичных завалов закончилась лишь в 1947 году. Пытались найти спонсоров на восстановление собора, но суммы оказались неподъёмными, и идея восстановить Белый собор осталась неосуществленной.

Это храм для Егорьевска стал тем же символом, что Храм Христа Спасителя для Москвы. Взорванные они обрели бессмертие и стали легендой.

На месте собора сегодня Советская площадь и памятник Ленину, установленный в 1927 году.

Старообрядцы составляли третью часть населения города. Как и во многих других русских городах, в Егорьевске старообрядческое общество держалось на богатых купцах. В окрестностях города также жило немало старообрядцев.

По мнению старообрядцев, взгляды патриарха Никона были совершенно чужды русскому церковному сознанию, так как историческая русская церковность образовывалась на кирилло-мефодиевской традиции.

Старообрядчество оказало значительное влияние на формирование капиталистических элементов в экономике: крупные старообрядческие общины стали центрами накопления капиталов, предпринимательство развивалось в среде староверов гораздо активнее.

С 1830 – х годов стали появились суконные фабрики, шалевая фабрика, стекольный завод. Широкое распространение получило ткачество нанки на домашних станах. Нанка – недорогая, но плотная ткань из хлопка особого сорта с желтоватым оттенком нитей. Как правило, одежду из неё носили не очень состоятельные люди. Отбеленное тонкое нанковое полотно использовалось для постельного и нательного белья. Часть ткани шла на продажу, но в основном – на собственные нужды.

В 1825 год крестьянин Василий Максимович Карцев положил начало хлопчатобумажной промышленности. В 1827 году в Егорьевске заработала первая ткацкая фабрика с паровой машиной купцов Князевых.

В 1845 году было учреждено первое текстильное предприятие братьев Хлудовых.

Родоначальником этой промышленной династии был Иван Иванович Хлудов, который родился в 1785 году. Отличался чрезвычайной энергичностью, предприимчивостью и огромным трудолюбием. В 16 лет был женат.

Первые годы своей молодости он занимался крестьянской работой, которую очень не любил. В 1817 году отправился с семьёй в Москву к родственнику, который выделил им небольшую хижину на берегу реки Яузы у Швивой горки (район Таганки), где и родились 11 детей. Четверо из них скончалось очень рано.

Хлудов с семьей на нескольких ручных станках выпускал тесемочный товар — пояса и кушаки, затем нанку. Сняв первый кушак со стана, Иван Иванович с трепетом понес его на Красную площадь, в тогдашние старые Ряды, запросив за него в три раза дороже, чем он ему обошелся. Купец не только купил у него кушак, но и велел впредь приносить свои изделия только ему.

В 1835 Иван Хлудов приобретает для семьи собственный дом в Яузской части.

Иван Хлудов в 1935 году стал уже купцом 1-й, высшей гильдии и неожиданно он умирает в том же году, оставив немалый капитал. Сыновья Ивана Алексей, Герасим и Савелий в 1842 году они решились на постройку в Егорьевске бумагопрядильной фабрики. 8 ноября 1845 года фабрика была пущена с помощью специалистов, приехавших из Англии. Поэтому и сама архитектура башни – маленькое подобие Биг Бена с настоящими часами в память об английской родине инженеров. Жители Егорьевска прозвали комбинат Биг Беном. Здание Хлудовской мануфактуры являлось прекрасным образцом сооружения в индустриальном стиле.

"Хлудовский двор" – так до войны часто называли всю территорию бывших хлудовских фабрик с прилегающими к ней казармами и различными постройками.

Для служащих фабрики поставлен трёхэтажный корпус для квартир, рядом устроены библиотека и читальня, жилые казармы для рабочих. На территории фабрики располагалась своя баня, прачечная, два магазина, больница с родильным отделением, клуб, детский сад, школа, пожарное депо, конюшни с битюгами-тяжеловозами, не говоря уже о фабриках и складах, гордость Егорьевска, артезианский колодец.

В казармах замков не было, комнаты не запирались – только крючки. Уходишь – накидываешь крючок, и все видят, что никого дома нет. У рабочих, живущих в казармах, было принято отмечать праздники вместе. И светские и церковные. Скидывались, кто сколько может. Это был город в городе, самый центр Егорьевска, где, собственно, и шла самая оживлённая жизнь.

Как сам глава семьи Иван Иванович, так и сыновья его отличались большим природным умом, редкою предприимчивостью и огромным трудолюбием.

На начало 1860-х годов фабрика Хлудовых стала одной из самых крупных из ткацко-отделочных предприятий, находившихся в центральной части России. Пряжа русского производства не уступала по качеству английской или французской.

Рабочие то и дело поднимали бунты. Управляющими на фабриках служили англичане, которые откровенно презирали русскую «чернь», не желали знать русского языка, а в рабочих видели лишь одушевлённые машины, необходимый придаток к чесальным станкам и мотовилам.

В 1858 году происходят стихийные забастовки рабочих.

Рабочие отправляют петицию в Рязань. Вице-губернатором в то время был Салтыков-Щедрин, который и приезжает в Егорьевск. Проводя расследования, он разоблачил незаконные махинации с наймом рабочих на свои фабрики. Позднее эти события он отразил в произведениях "Дневник провинциала", "Мелочи жизни", комедии "Съезд" ("Соглашение").

К началу 1860-х годов все старые бумагопрядильные машины были заменены усовершенствованным оборудованием. Между корпусами фабрики и подсобными помещениями была телефонная связь. Появилась такая же связь и с Москвой.

Фабрика Хлудовых стала одной из самых крупных ткацко-отделочных предприятий, находившихся в центральной части России.

К концу 50 – х годов умерли Савелий и Назар Хлудовы, а Давид отошел от дела.

Производство продолжали Алексей и Герасим. Они построили в Москве богатые особняки. Жили преимущественно в Москве, а фабрикой руководили управляющие, далеко не добропорядочные. В Егорьевске Хлудовы бывали редко. Но о свое родине не забывали.

По инициативе владельцев фабрики из прибылей образован особый фонд, предназначенный для выдачи из него пенсий и пособий нуждающимся служащим и рабочим, создан Комитет для разрешения рабочих вопросов, который следил за своевременной выплатой пенсий и пособий нуждающимся рабочим и подросткам.

На средства Алексея и Герасима Хлудовых была построена богадельня на сто человек для рабочих фабрики и бедных граждан Егорьевска, а при ней - церковь Михаила Архангела. Для рабочих были выстроены благоустроенные казармы.

В 1869 году по их ходатайству провели железнодорожную ветку к Егорьевску от станции Воскресенск Московско-Казанской железной дороги. Это сделало Егорьевск своего рода портом для значительной промышленной области. Проведение железнодорожной ветки сделало Егорьевск своего рода портом для значительной промышленной области, создав производство в нем и торговлю среди более чем двухсоттысячного ее населения.

В марте 1882 года умер Алексей Иванович, его сыновья продали свои паи Герасиму Ивановичу. И с 1884 года Егорьевская фабрика почти сполна перешла в его собственность.

В 1918 году фабрику национализировали. В 1919 г. производство было остановлено и возобновилось только в мае 1922 г. С этого времени фабрика называлась "Вождь пролетариата". В 1972 году два текстильных предприятия Егорьевска были объединены в одно - Егорьевский хлопчатобумажный комбинат, в который кроме бывшей фабрики Хлудовых вошёл Меланжевый комбинат, до революции принадлежавший Бардыгиным. В 1992 году комбинат стал акционерным обществом и работал до 2009 года. В то время в самом городе не было ни мостовых ни освещения, ни защиты от пожаров. В городе было только два маленьких учебных заведений.

Город сам не знал точно своих земельных владений, бесспорные земли, не имелось даже точных планов этих владений, их расхищал каждый, кто хотел. Луга и леса были запущены. Город не получал почти никакого дохода. Появилась необходимость в всестороннем благоустройстве города. В 1869 г. по их инициативе в город приходит железная дорога, связавшая Егорьевск со станцией Воскресенск.

Знаменитая мануфактура Хлудовых упоминается и в работе Ленина «Развитии капитализма в России» в 1899 г. Оставили свой след Хлудовы и у Александра Островского, в его пьесе "Горячее сердце" в 1868 году. Хлудов – это Хлынов, который о себе так говорит: "...сам своему буйному нраву не рад, зверь зверем". И тут же: "Я дом в городе выстрою, да на сирот пожертвую". В 1857 году начинается промышл енное дело Бардыгиных. В конце 19 века они владели механо-ткацкой и красильной фабриками. Сбывали свой товар в ряде мест в России, а также в Китае, где имели торговое представительство, много занимались благотворительностью.

"Золотым веком" Егорьевска считается время Никифора Михайловича Бардыгина.

Он стал настоящим «отцом города» и оставил о себе глубокую память.

Никифор Михайлович родился в 1835 году. У его деда крестьянина Федора Никитина было прозвище Бардыгин, «барыга», «барышник». По просьбе отца Никифора Михаила Федоровича прозвище стало их законной фамилией, Бардыгины. Никифор Михайлович не имел никакого официального образования. Читать его выучила монашка, а далее обучением занимался соборный дьячок. Умный от природы, Никифор до многого доходил сам. Достигнув совершеннолетия, Никифор задумал завести своё дело, так как его не удовлетворяла хлебная торговля, которой по-прежнему занимался отец. Он решил начать ткацкое дело, как и Хлудовы, Князевы и Карцевы.

В 1855 году он открыл производство по выработки ткани нанки, грубой хлопчатобумажной ткани из толстой пряжи, обычно желтого цвета, а в 1857 году красильню. В отличии от Хлудовых, он нанимал только русских, честных, близко знакомых людей и сам основательно изучал производство. За короткое время Бардыгины стали обладателями нескольких миллионов. Скопив капитал, он начал строительство новых фабрик, оснащенных зарубежными станками. В конце 1880 годов у него уже было пять фабрик – две ткацкие, две красильные и одна отделочная. Производимый товар сбывался по всей России.

Летом 1868 года от сильного пожара сгорело две трети города, который почти полностью был деревянным. После этого многие ушли из города в свои деревни. Город стоял как вымерший и власти не знали как восстановить его. Никифора Михайловича, купца 2-ой гильдии в 1872 году выбирают главою города, на которой он был бессменно 29 лет, с 1886 по 1889 он председателем земской управы. С 1881 года был соборным старостою, а свою зарплату перечислял в городскую казну.

Он целиком посвятил себя городу, его развитию и благоустройству. «Служите родному вашему городу, а с тем вместе и великому нашему Отечеству», - призывал Бардыгин.

Началась новая история города. Егорьевск стал одним из самых благоустроенных городов России. Бардыгин неоднократно ездил в Москву и Санкт-Петербург, знакомился с городским хозяйством. Он, как и Хлудовы, строил школы и гимназии. Но в отличии от них не только давал деньги, и следил за строительством, но и посещал занятия, бывал на экзаменах и радовался успехам учеников. Самым крупным делом Никифора Михайловича Бардыгина стало сооружение в 1877 году городского водопровода.

Появились библиотека, клуб, общественный сад, пожарная команда, телеграф. Заново были выстроены здание городской управы, казначейство, банк, две типографии, три фотоателье, книжные лавки. На улицах появилось газовое освещение. 16 июля 1898 года образовано "Общество для пособия бедным". Пособие бедных осуществлялось на основе членских взносов и частных пожертвований.

После восстановления границ город оказался владельцем ценных угодий. Чтобы упорядочить торговлю, на Соборной площади построили два каменных корпуса лавок для сдачи в аренду. Затем было устроено ещё несколько помещений для магазинов в городских зданиях. Был поднят вопрос об устройстве к станции мощёного подъездного пути. Были устроены мостовые в городе, решена проблема с освещением на улицах.

Егорьевск становится одним из центров текстильной промышленности России и одним из самых благоустроенных городов России.

Если на хлудовской фабрике возникали бунты рабочих, то на бардыгинских фабриках ни одного подобного бунта не было. Хозяин сам улаживал конфликты, не дожидаясь требований, увеличивал оплату труда, заботился о материальном положении работающих. За это его уважали на фабриках.

В дом, где жил Бардыгин, мог прийти каждый и в любое время, если нуждались в его помощи и защите, или предлагал толковое дело и готов послужить для всеобщего блага. Бардыгин покровительствовал талантам. Деревенского резчика самоучку Савинова называл «наш Микель Анджело».

Живописный дом Никифора Бардыгина является памятником архитектуры и считается самым красивым домом в Егорьевске. Его можно увидеть на улице Парижской Коммуны - 11/89. Сейчас в нём Администрация Егорьевского муниципального района.

В городе было два синематографа и 5 театров, духовые оркестры по праздникам, устраивались балы. На балах блистала мать будущей актрисы Гоголевой, провела своё детство в городе актриса Турчанинова. 13 ноября 1901 году Никифор Михайлович скончался на 67 году жизни.

Его сын Михаил успешно продолжил его дело в начале 20 века и продолжал заниматься благоустройством Егорьевска.

Он выполнил завет отца – построил в Егорьевске прекрасное Механическое училище имени цесаревича Алексея, ныне Станкин, открытое в 1910 году с красивым корпусом, хорошо оснащённое мастерскими.

Торжественная закладка здания технического училища состоялась 14 мая 1907 года, в день пятидесятилетия промышленного дела Бардыгиных. Оно было названо в честь наследника престола царевича Алексея. Как уважение роду Романовых, чей далёкий предок Юрий Захарьин был родом из этих мест. Рядом было выстроено общежитие для студентов, ничуть не уступающее по красоте всему комплексу училища.

Михаил Никифорович основатель Егорьевского историко-художественного музея, на базе коллекции семьи Бардыгиных, которую собирали на притяжении многих лет.

Задолго до 1917 года Михаил проникся духом перемен. К национализации своих фабрик отнёсся спокойно. Но, видя, что ему грозит опасность и расправа, в 1922 году со всем семейством эмигрировал за границу. До сих пор след его семейства не известен.

Город продолжал развиваться. Площадь города постоянно увеличивалась. Большим событием для города были ежегодные ярмарки. В результате административно- управленческих реформ советской власти в 1922 году Егорьевский уезд вошёл в Московскую губернию, в 1939 году получил новое наименование – Егорьевский район Московской области.

Кроме предприятий Хлудовых, Бардыгина, Князева, Любомилова. в городе действовало около двух десятков более мелких предприятий: пуговичная фабрика купцов Собакиных, мыловаренный завод Дмитрия Владимировича Макарьева, существовало восемь кузниц, несколько слесарных, лудильных, механических мастерских, два тележных заведения, работали пивоваренный завод Кулакова и фруктовых вод мещанина Федора Белоусова. На бойне купца Петра Григорьевича Брехова забивалось до 5,5 тыс. голов скота.

В полной мере использовалась железная дорога. Ежесуточно отправлялись в Рязань три пассажирских поезда. Площадь города постоянно увеличивалась. В 1906 г. в городе насчитывалось 29 улиц, 2 переулка, 4 площади. Под жилье было застроено 64 квартала, к 1910 г. — уже 78 кварталов, а к 1912 г. — 84.

Большинство населения города и окрестных селений по старой традиции вело различную торговлю и веками не меняло своих привычек. К фабричному труду оно относилось с некоторым пренебрежением, недаром в первые годы пуска прядильной фабрики купцы Хлудовы не могли набрать рабочих из своего города, а вынуждены были заключать договора с помещиками дальних селений на отпуск крепостных для работы на фабрике.

Само слово «рабочий» у горожан ассоциировалось с наемным, «закабаленным людом».

Широко распространялась в начале века книжная торговля. Помимо православной литературы и учебников для начальной школы, продавались книги Пушкина, Гоголя, Чехова, Толстого. В городе работало две типографии. В нескольких частных городских зданиях общественность города, чиновники, интеллигенция, прогрессивные купцы, офицерство снимали помещения под клубы, в которых ставились спектакли, устраивались вечера. В доме Гаврилы Петрова с 1911 г. заработал частный синематограф Журавлева. К услугам горожан было два городских сада. В те времена создавались различные общества, союзы, партии.

В 1912 году молодёжь всех сословий Егорьевска увлеклась футболом. Появление этой игры связано с англичанами, которые служили на фабриках Хлудова. Владельцы фабрик взяли на себя расходы по организации футбольных команд ,а городская управа бесплатно выделяла участки земли под игровые площадки. В городе тогда было около 30 футбольных команд, открылся стадион «Красное знамя». Сейчас он называется «Мещера».

С 19 века Егорьевск становится одним из центров старообрядчества в Рязанской губернии.

Старообрядчество сохраняет церковные устои и традиции и отрицает реформу патриарха Никона и его последователей. Многие текстильные фабриканты, вкладывавшие свои капиталы в благоустройство и украшение города, происходили из старообрядческой среды. Их дома, сохранившиеся на центральных улицах, продуманы, основательны и солидны.

В 1912г. в Егорьевске состоялся старообрядческий благочинный съезд Московской епархии. В 1922г. Егорьевск и его уезд были переведены из Рязанской в Московскую губернию. В современном Егорьевске ООО «Егорьевский Текстиль», созданный на базе прядильной, ткацкой и красильной фабрик, основанных в 1845 году, является одним из ведущих, конкурентоспособных предприятий в текстильной отрасли.

В январе 2009 года завершено техническое перевооружение ткацкого производства с установкой новейшего оборудования фирмы “Picanol” (Бельгия).

Фабриканты Хлудовы

Старший брат Савелий Иванович Хлудов родился в 1806 году.

Был холостяк. В отличие от иных купцов, сразу предпочёл европейский костюм и щеголял в цилиндре. Разудало пил на пари, порой из того же цилиндра. Был приятелем Людвига Кнопа, который был одним из самых богатых предпринимателей XIX века. Он отличался своей уникальной схемой работы. Он был единственным, кто создавал фабрики «с нуля», а также полностью переоборудовал действующие предприятия. Людвиг Кноп никогда не заключал договоры с партнёрами в письменном виде: чтобы сделка считалась заключённой, ему было достаточно только одного рукопожатия. Известность обрусевшего немца Людвига Кнопа была настолько поразительной, что даже вошла в поговорку: «Где церковь, там и поп, где казарма, там и клоп, а где фабрика — там Кноп». За годы своей деятельности предприниматель построил и принимал участие в строительстве 187 ткацких фабрик в России, среди которых и мануфактуры Хлудовых.

Савелий и Людвиг вместе пивали «из бочек» в погребке Бодега, на Лубянке, в доме Бауэров. С русскими купцами пил на равных, но в отличии от них, никогда не терял контроля над собой. Кноп потом говорил: «Немец русского перепил, а тот и умер ».

Савелий Иванович принимал живое участие в заведовании хозяйственной стороной дела, внимательно изучая технику бумагопрядения. Другие братья бывали в Егорьевске наездами.Савелий прославился как большой делец, и ему в значительной степени братья обязаны своим благополучием. После смерти Савелия занял его положение Алексей Иванович, отличавшийся широким размахом и умом.

Савелий в 1855 году умирает, не оставив наследника. Доля его участия в фабрике перешла к братьям.

Алексей Иванович, третий сын, основателя хлудовского дела, родился в 1818 году и скончался в 1882 году в возрасте 64 лет.

Несмотря на старообрядческие ориентации, в отличие от отца Ивана Ивановича, был человеком нового времени. Брил бороду и усы и предпочитал патриархальной стрижке «под горшок» европеизированную причёску.

По уму Алексей Иванович был самородок, очень честный, прямой, поразительно дальновидный в делах и людей видел насквозь. Одаренный большими природными способностями и развивавший их вполне самостоятельно, так как в молодости не получил почти никакого образования.

В 1836 году в 18 лет Алексей женился. Но 1854 году жена умерла. У них были дети: Иван, Василий, Михаил, Егор, Ольга, Варвара, Татьяна.

Иван умер в 1868 году, Егор в 1878. Михаил вел жизнь эксцентрическую, кутил, пил, Василий учился в Гейдельбергском университете.

Он так же известен, как коллекционер древних русских рукописей, старопечатных книг, из которых составил богатейшее собрание. Солидные букинисты, зная Алексея Ивановича как азартного «охотника» за книгами, приносили ему товар на дом, предлагая ему порой целые библиотеки.

Не обходилось и без курьёзных взаимоотношениях у купца и торговца. Букинист Крашенинников помогал Хлудову приобретать бесценные редкости, но в то же время считал особым шиком порой и «нагреть» самоуверенного купца. Хлудов негодовал, но, зная, что без его помощи и совета обойтись не может, вынужден был первым делать шаг к примирению.

В хлудовском собрании, насчитывавшем сотни древних рукописей и книг, были и уникальные редкости: греческая псалтырь 9 века с богатыми миниатюрами, новгородская псалтырь 13 века, писания князя Андрея Курбского, малоизвестные сочинения Максима Грека и т.д.

Сегодня эта рукопись является жемчужиной в собрании государственного исторического музея и получила название по фамилии собирателя - Алексея Ивановича Хлудова. Алексей приобрёл целиком библиотеку, оставшуюся после купца-старообрядца А.Н. Озерского и часть книг купца А.И. Лобкова. Когда власти хотели уничтожить московскую типографию старообрядцев, якобы за накопившиеся задолженности, спас её Алексей Иванович, подарив типографии 120 тысяч рублей. Многие картины знаменитых художников хлудовской коллекции сейчас находятся в знаменитой Третьяковской галерее.

Около 15 лет он был бессменным старшиной московского купечества и его стол в Купеческом клубе славился хлебосольством и изысканностью блюд. Владимир Гиляровский в очерках «Москва и москвичи» писал об Алексее Ивановиче: «Старик Хлудов до седых волос вечера проводил по-молодому, ежедневно за лукулловскими ужинами в Купеческом клубе...».

Утверждали, что хлудовские привычки послужили основой рассказа Н.С. Лескова «Чертогон», где выведен колоритный образ маститого купчины, который ночи проводит в разудалых кутежах в компании приятелей, а утром спешит в храм, истово молится и бьёт земные поклоны.

Алексей Иванович имел обыкновение часто ездить по вечерам в Купеческий клуб. Когда 22 марта в 1882 году возвращался оттуда в карете, кучер, кареты, слез с козел, открыл дверцу и увидал его мертвым.

Старший сын Алексея Ивановича Иван Алексеевич был одним из самых выдающихся представителей своей семьи. Он родился в 1839 году, скончался в 1868 в возрасте 29 лет. Окончился в С.-Петербургском Петропавловском училище и был направлен на практику в Бремен на службу в контору, имевшую обширные торговые сношения со всеми странами света, а через два года отправился в Англию, где основательно изучил хлопковый рынок.

Когда же Россия стала расширять свои владения в Средней Азии, Иван отправился в Самарканд для изучения дел на месте и установил торговые связи. Но в Самарканде умер от злокачественной лихорадки в 1868 году на 29-м году жизни.

Третий сын Алексея Ивановича Михаил Алексеевич родился в 1843 году.

Его более привлекало военное удальство и охота на тигров. В 1869 году Михаил Алексеевич был в Афганистане и получил орден Владимира 4-й степени. Во время турецкой войны (1876 г.), будучи в Сербии, состоит адъютантом генерала Скобелева, снабжает на свои средства лазареты медикаментами и корпией. С кем-то поспорил, что проберется в лагерь турок и оттуда что-то принесет, что и исполнил. За храбрость он получил Георгиевский крест.

По свидетельству современников Михаил был человеком очень одаренным, живым, смекалистым, предприимчивым; вдохновенным и увлекательным рассказчиком. Он выделялся хлебосольством и склонностью к экстравагантным шуткам.

Алексей Иванович после смерти сына Ивана любил Михаила больше других сыновей из-за его широкого размаха и практической смекалки. Но Михаил так сильно кутил, пил, сорил деньгами налево и направо, выдавал без счета векселя и даже, говорят, подделывал подпись своего отца, что Алексей Иванович, наконец, рассердился, потерял терпение и составил завещание в пользу сына Василия. Лишь незадолго до своей смерти переделал завещание, оставив Михаилу Ярцевскую фабрику и половину паев Егорьевской мануфактуры, которая позднее была куплена Герасимом Ивановичем, братом отца.

Иван Алексеевич, Егор Алексеевич, Михаил Алексеевич, Василий Алексеевич Хлудовы

Беспредельная храбрость и непомерная физическая сила Михаила, которую он употреблял ради только своих личных переживаний, удивляли всех. Из-за любви к сильным ощущениям он имел ручных тигров, свободно разгуливающих по его особняку, наводя на посещающих его ужас. Поражало его магическое влияние на хищных зверей, подчинявшихся ему и дрожавших при одном его взгляде. Как рассказывали Гиляровскому очевидцы, ходил Михаил всегда в сопровождении огромного тигра, которого приручил, как собаку. «Это был какой-то родник весёлых шуток, балагурства» - говорили о нём.

Михаил прославился своим разгульным нравом. По словам Гиляровского, популярный сатирический журнал «Развлечение» долгое время печатал на обложке «центральную фигуру пьяного купца, и вся Москва знала, что это Миша Хлудов». Современники были уверены, что «фамильные» хлудовские черты драматург Александр Островский воплотил в образе купца Хлынова из пьесы «Горячее сердце».

Чай пил Михаил Алексеевич по особенному: ему подавали стакан чая и бутылку коньяку, он отопьет ложку чая, дольет коньяком, потом другую и пьет так этот стакан чая до тех пор, пока не опустеет бутылка с коньяком. Женитьбы Михаила также ознаменовались скандалами. По рассказу Гиляровского, он задавал «знаменитые пиры в своём Хлудовском тупике, на которых появлялся всегда в разных костюмах: то в кавказском, то в бухарском, то римским полуголым гладиатором с тигровой шкурой на спине, что к нему шло благодаря чудному сложению и отработанным мускулам и от чего в восторг приходили московские дамы, присутствовавшие на пирах. А то раз весь выкрасился чёрной краской и явился на пир негром».

Когда женился вторично, то на именины жены преподнес ей в присутствии многочисленных гостей …огромного живого крокодила, чем вызвал панику в зале. В доме Хлудова жила прирученная тигрица, которая разгуливала по комнатам, словно домашняя кошка, и ласкалась к гостям, приводя их в трепет. Хозяин во время обеда в качестве угощения вылил в тигриную пасть рюмку коньяку, приговаривая: «Коньяк любишь, каналья! Алкоголики мы, брат, с тобой оба. Что делать?»

Михаил Алексеевич сильно кутил, сорил деньгами направо и налево, выдавал без счета векселя. Был женат два раза. Его сын умер в возрасте восьми лет от сотрясения мозга от падения. Кроме другой обширной благотворительной деятельности Михаил на свои деньги построил клинику детских болезней на Девичьем поле, на Пироговке. Остальные три были построены на деньги его сестры Варварой Алексеевной Хлудовой, в замужестве Морозовой. Окончил Михаил Алексеевич свою мятежную жизнь в возрасте 40-а лет от белой горячки. Его жена Вера Александровна умышленно спаивала его, чтобы завладеть наследством.

Герасим Иванович Хлудов родился в 1822 году и скончался в 1885 году.

Был отдан учиться в Практическую коммерческую академию, которую вынужден был оставить после смерти отца и старшего брата Тараса в 1837 году, чтобы вместе с братьями Алексеем и Назаром заниматься семейным делом. У него был сын и 4 дочери.

Газеты писали о нём, что «Дом свой Герасим Иванович вел на самую утонченную ногу, да и сам смахивал на англичанина. У него не раз пировали министры финансов и иные тузы финансовой администрации».

Он давал балы, был страстным театралом, не пропускал ни одного интересного концерта и спектакля. Герасим не получил никакого образования, но много лет вёл дневник, опубликованный в конце 20 века, на страницах которого оставил восторженные впечатления о Рубинштейне, Листе, Полине Виардо, и многих других, размышлял о поэзии.

Даже сад у дома был отделан на образцовый английский манер. Там были оранжереи, птичий двор, и даже зверинец. Много путешествовал. Он построил для детей рабочих начальную школу. Сейчас в этом здании гимназия. Как и брат Алексей, начал собирать коллекцию картин, отдавая предпочтение русской школе.

После смерти брата Алексея и продажи ему пая его сыновей, в руках у него сосредоточился весь хлудовский капитал. Он стал расширять своё дело, увеличивая производство и доходы. В 1881 году, видя, что Сандуновские бани дают огромный доход, на углу Неглинной были построены Китайские бани, а затем рядом и жилой дом для всего купеческого семейства Хлудовых.

В 1884 году умер единственный сын фабриканта Павел, 22-х лет . Поэтому завещание было адресовано дочерям.

Прожил Герасим Иванович более полжизни в этом доме безмятежно и благополучно, преумножая богатство, возвышая свою коммерческую репутацию. Он ненадолго пережил старшего брата. Его привезли домой от подъезда купеческого клуба, куда он шёл прямо из страхового общества с миллионами только что полученными за сгоревшую Яузовскую фабрику. Скончался в 1885 году в возрасте 63 лет. Управлять фабрикой стали мужья его дочерей.

Четыре дочери Герасима обладали отцовской коммерческой хваткой. При них Хлудовские бани были достроены и открыты в 1893 году и 28 апреля 1893 года состоялось торжественное открытие. Бани были так великолепны, что первое время народ просто валил полюбоваться интерьерами. Задумка Хлудова – создать контраст между внешним видом здания и его содержимым, такой, чтобы каждый входящий в помещение бывал сражен с первых шагов. В них было все: фрески, витражи, позолота, красное дерево. А воду качали из Москвы-реки по специальному водопроводу.

Приходили и конкуренты – владельцы Сандуновских бань Вера Фирсанова с супругом, тоже кое-что взяли на заметку. После революции Хлудовым пришлось уехать во Францию. В 1914 году Хлудовы заказали для бань 3 тазика из чистого золота (весом 10 килограммов) и 40 серебряных. Но так как вывезти за границу их было нельзя, то они сдали их на хранение в московский банк. Об это накануне отъезда одна из дочерей Хлудова рассказала надежному человеку. Где теперь эти тазики неизвестно.

В советское время бани стали называться «Центральными». В 1993 году каким-то загадочным образом случился пожар и уничтожил многие интерьеры и повредил фасады здания. И вскоре этот банный комплекс разделили между несколькими собственниками. Здание было перестроено, но сохранились интерьеры четырех помещений (холла, классического зала, мавританской комнаты, бассейна) и мраморная лестница по проекту Льва Кекушева. В самой красивой части бань открыли ресторан.

Давид Иванович Хлудов (1822 - 1886 г)

Младший брат.

Давид Хлудов получил строгое религиозное образование и по достижении совершеннолетия присоединился к братьям в торговой деятельности. Был женат, но жена его вскоре бросила.

Он не унывал, был окружен артистами, прихлебателями, 1 раз в год 6-го января устраивал маскарад, но сам не наряжался. Он собирал у себя известных в Москве певцов. В его доме звучало их пение, и сам он пел.

С 1850 – х годов он больше стал увлекаться церковной благотворительностью, был избран старостой городского собора.

В 1857 году Давыд Иванович был выбран городским головой Егорьевска, на этом посту которого он пробыл до 1861 года. Человек глубоко религиозный, хлудовскую фирму он оставил. Собирать богатства в своём доме он считал излишним, тем более что наследников у него не было. Он пожертвовал деньги на создание народного ополчения, пострадавшим от неурожая, на полушубки для гренадёрского полка и т.д.

Давид Иванович пожертвовал все свое многомиллионное состояние на строительство и реставрацию монастырей и храмов.

В 1871 году Давид Иванович отдает для «Московского епархиального училища иконописания и ремесел, относящихся к украшению храмов» свой трехэтажный каменный дом на Большой Ордынке. Также он был обязательным членом совета училища и учредил десять стипендий. Продав имущество, он переселился на окраину города, на Донскую улицу, в дом Тугариной. Последние пять лет своей земной жизни он прожил совершенно как отшельник. Умер в бедности, хотя и получил звание статского советника.

Дизайн - Royal ■ Pixel
[an error occurred while processing the directive]